Цифровые права: цифровизация нашла правовое закрепление в гражданском законодательстве
/ / Госфинансы / Экспертные материалы

Цифровые права: цифровизация нашла правовое закрепление в гражданском законодательстве

Автор

Дмитрий Гарин,

Директор Департамента методологии, анализа и консалтинга (ДМАиК)

• Время чтения: 14 минут

Нет времени читать?

Понравилась статья? Поделитесь!

С 1 октября 2019 года вступил в силу Федеральный закон от 18.03.2019 №34-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Федеральный закон 34-ФЗ, ГК РФ, соответственно). Наиболее значимым нововведением является новое для Гражданского кодекса понятие «цифровых прав».

Нельзя не отметить, что бурное развитие цифровых технологий, их использование в жизни  и бизнесе, привели к тому, что действующее гражданское законодательство стало отставать от экономической реальности, которая в значительной степени сегодня создается в виртуальной, цифровой среде. Цифровые инвестиционные платформы, распределенный реестр (блокчейн), интернет-торговля и другие активно развивающиеся технологии и связанные с ними экономические явления до недавнего времени не имели нормативного закрепления, их регулирование носило хаотичный и несистемный характер.

Таким образом, внесение изменений в один из основополагающих нормативных актов - Гражданский кодекс - стало ответом на складывающуюся правоприменительную практику, а также нацелено на создание базовых рамок, обеспечивающих, в том числе, и реализацию приоритетов государственной политики в сфере цифровизации и информатизации экономики и государственного управления. В рамках данного материала рассмотрено понятие «цифровые права», а также основные изменения, связанные с его появлением.

ЦИФРОВЫЕ ПРАВА: ЧТО ЭТО?

Цифровые права, согласно  пункту 2 статьи 1 Федерального закона 34-ФЗ, внесшему изменения в статью 128 ГК РФ, являются разновидностью имущественных прав. Само понятие и его основной правовой статус раскрыты в новой статье 141.1 ГК РФ.

Так, цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам.

Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу.

Если иное не предусмотрено законом, обладателем цифрового права признается лицо, которое в соответствии с правилами информационной системы имеет возможность распоряжаться этим правом. В случаях и по основаниям, которые предусмотрены законом, обладателем цифрового права признается иное лицо.

Переход цифрового права на основании сделки не требует согласия лица, обязанного по такому цифровому праву.

Таким образом, новым понятием цифровых прав законодатель определил «обязательственные и иные права», увязав их содержание и условия осуществления с правилами информационной системы, а также сославшись на прямое упоминание таких прав в отдельном законе.

Такой Федеральный закон от 02.08.2019 № 259-ФЗ «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», вступающий в силу с 1 января 2020 года, содержит в статье 8 указание на следующие «утилитарные цифровые права»:

  • право требовать передачи вещи (вещей);
  • право требовать передачи исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и (или) прав использования результатов интеллектуальной деятельности;
  • право требовать выполнения работ и (или) оказания услуг.

Очевидно, что данный закон относит утилитарные цифровые права к правам требования. Кроме того, определено, что права признаются утилитарными цифровыми правами, если они изначально возникли в качестве цифрового права на основании договора о приобретении утилитарного цифрового права, заключенного с использованием инвестиционной платформы (информационной системы в терминах Федерального закона 34-ФЗ).

Ключевой особенностью цифровых прав по Федеральному закону 34-ФЗ является то, что их осуществление, распоряжение или ограничение распоряжения возможны только в информационной системе и без обращения к третьему лицу. Таким образом, наличие цифровых прав законодатель неразрывно связал с использованием субъектами этих прав информационной системы (в частности, инвестиционной платформы).

ПИСЬМЕННАЯ И ЭЛЕКТРОННАЯ ФОРМА СДЕЛКИ: СТАВИМ ЗНАК РАВЕНСТВА?

Следующим знаковым нововведением в Гражданский кодекс является дополнение его пункта 1 статьи 160, посвященной письменной форме сделки, ключевым положением в отношении совершения лицом сделки с помощью электронных либо иных технических средств (пункт 4 статьи 1).

В новой редакции статьи 160 ГК РФ сказано, что указанные средства должны позволять воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки, при этом требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю. В дальнейшем Федеральный закон 34-ФЗ неоднократно ссылается на данный пункт.

Однако законодатель не уточнил, что в данном случае подразумевается под «содержанием сделки», поскольку согласно статье 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Обычное толкование содержания сделки относит это понятие к тем целям, достижение которых в действительности являлось намерением сторон (например, содержанием сделки купли-продажи является возмездный переход имущества или имущественного права от продавца к покупателю).

Таким образом, предусмотренные новым абзацем статьи 160 ГК РФ технические средства, предположительно должны позволять воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание действий граждан и юридических лиц, направленных на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, что в представленной редакции представляется малопонятным и затруднительным (возможно, законодатель имел ввиду результаты соответствующих действий или их оформление, но формулировка «в неизменном виде» не обеспечивает однозначного понимания нормы).

Пункт 6 статьи 1 Федерального закона 34-ФЗ содержит изменения статьи 309 ГК РФ. Нововведение гласит, что условиями сделки может быть предусмотрено исполнение ее сторонами возникающих из нее обязательств при наступлении определенных обстоятельств без направленного на исполнение обязательства отдельно выраженного дополнительного волеизъявления его сторон путем применения информационных технологий, определенных условиями сделки. Очевидно, что данная новация направлена на формирование базового правого поля, позволяющего в дальнейшем обеспечить последующее вступление в силу профильных нормативных правовых актов, регулирующих сферу блокчейна, цифровых финансовых активов (криптовалюты и токенов) и краудфандинга.

Следующий пункт 7 статьи 1 Федерального закона 34-ФЗ излагает пункт 2 статьи 434 ГК РФ в новой редакции. Правки носят в основном редакционный характер, поскольку вводимые им понятия (например, электронного документа) поглощают ранее использовавшиеся термины, не меняя принципиально смысл и содержание нормы. В частности, исключено упоминание в тексте таких устаревших понятий, как телекс и телефакс. 

Новая редакция пункта 2 статьи 434 ГК РФ сформулирована следующим образом:

«Договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа (в том числе электронного), подписанного сторонами, или обмена письмами, телеграммами, электронными документами либо иными данными в соответствии с правилами абзаца второго пункта 1 статьи 160 настоящего Кодекса».

 

КАК ЦИФРОВЫЕ ПРАВА ПОВЛИЯЮТ НА ДОГОВОРЫ.

Статья 2 Федерального закона 34-ФЗ посвящена внесению изменений в положения Части 2 ГК РФ, регулирующие договорное право. В частности, изменения коснулись положений о договоре купли-продажи,  возмездного оказания услуг, договора номинального счета, а также договора страхования. Рассмотрим эти изменения подробнее.

Пункт 1 статьи 2 Закона 34-ФЗ вносит изменения в статью 454 ГК РФ, посвященную договору купли-продажи. Пункт 4 указанной статьи ГК РФ дополнен в контексте продажи имущественных прав указанием на цифровые права в следующей формулировке:

«Положения, предусмотренные настоящим параграфом, применяются к продаже имущественных, в том числе цифровых, прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав».

Таким образом, параграф, посвященный общим положениям о купле-продаже (статьи 454-491 ГК РФ), распространяет свое действие и на цифровые права, несмотря на их специфику, предусмотренную новой статьей 141.1 ГК РФ, а именно то, что осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу.

Следующие два пункта статьи 2 водят крайне важные положения, которые имеют существенное влияние для всех экономических субъектов.

Первое положение связано с вводом в статью 493 ГК РФ понятия электронного документа (пункт 2 статьи 2 Федерального закона 34-ФЗ).  Измененная статья, посвященная форме договора розничной купли-продажи, путем прямого указания на электронный документ в качестве подтверждения оплаты товара, согласована таким образом с правилами нового абзаца пункта 1 статьи 160 ГК РФ, приравнивающего к письменной форме сделки сделку, совершенную с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки.

Таким образом, узаконено использование электронных документов, как инструментов оплаты и подтверждения совершения сделок, что позволит теперь полностью на законных основаниях использовать электронный документооборот, в том числе в рамках института государственных и муниципальных закупок.

Второе положение окажет существенное влияние на институт защиты прав потребителей. Пункт 3 статьи 2 Федерального закона 34-ФЗ вводит в статью 494 ГК РФ актуальное дополнение, относящее предоставление сведений в сети Интернет о продаваемых товарах к публичной оферте.

С момента вступления нормы в силу продавцы не могут ссылаться на то, что информация о товарах, размещенная на интернет-сайтах, предназначена исключительно для сведения и офертой не являются. Таким образом, закреплена возможность покупателя приобретать товары (акцептовать оферту) именно на тех условиях, которые размещены на сайтах компаний-продавцов, что очевидно должно повысить ответственность последних в отношении достоверности указываемых сведений.

Пунктом 4 статьи 2 Федерального закона 34-ФЗ глава Гражданского кодекса, посвященная возмездному оказанию услуг, дополнена нормой об особенностях договора об оказании услуг по предоставлению информации, ранее не выделявшемуся в качестве отдельного вида договора. Статья 783.1 ГК РФ теперь сформулирована следующим образом:

«Договором, в силу которого исполнитель обязуется совершить действия по предоставлению определенной информации заказчику (договор об оказании услуг по предоставлению информации), может быть предусмотрена обязанность одной из сторон или обеих сторон не совершать в течение определенного периода действий, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам. Таким договором признается договор, в силу которого исполнитель обязуется совершить действия по предоставлению определенной информации заказчику».

Существенно, что договор по предоставлению информации законодатель отнес именно к договорам об оказании услуг (а не, например, купли-продажи сведений или иным). Соответственно, в отношении договоров данного вида применимы общие положения, касающиеся договоров возмездного оказания услуг.

Пункт 5 статьи 2 Федерального закона 34-ФЗ вводит новую редакцию статьи 860.2 ГК РФ о договоре номинального счета, точнее ее пункта 1, в основном повторяющую изменения, внесенные в общую статью 434 ГК РФ, посвященную письменной форме договора:

«Договор номинального счета заключается в письменной форме путем составления одного документа (в том числе электронного), подписанного сторонами, с обязательным указанием даты его заключения или обмена электронными документами либо иными данными в соответствии с правилами абзаца второго пункта 1 статьи 160 настоящего Кодекса».

Таким образом, к способам заключения договора номинального счета отнесена возможность обмена с этой целью электронными документами либо иными данными в соответствии с правилами нового абзаца пункта 1 статьи 160 ГК РФ. Кроме того, из статьи исключена устаревшая ссылка на пункт 2 статьи 434 ГК РФ о способах заключения договора в письменной форме.

Статья 940 ГК РФ, посвященная форме договора страхования, дополнена положением, позволяющим заключить такой договор путем составления одного электронного документа, подписанного сторонами, или обмена электронными документами либо иными данными в соответствии с правилами нового абзаца пункта 1 статьи 160 ГК РФ, приравнивающего к письменной форме сделки сделку, совершенную с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки.

Также исключена устаревшая ссылка на пункт 2 статьи 434 ГК РФ о способах заключения договора в письменной форме. Данные изменения внесены пунктом 6 статьи 2 Федерального закона 34-ФЗ.

БЛОКЧЕЙН-ЗАВЕЩАНИЕ? НЕТ, НЕ ВИДЕЛИ…

Наследственного права цифровизация пока не коснется, оно остается максимально консервативной отраслью. 

Более того, внесенные статьей 3 Федерального закона №34-ФЗ дополнения статьи 1124 ГК РФ прямо запрещают составление завещания с использованием электронных либо иных технических средств, исключив тем самым правоотношения, связанные с завещанием, из сферы электронного оборота.

Можно предположить, что данное исключение вызвано повышенными рисками противоправных действий недобросовестных лиц, связанными с допущением удаленного (обезличенного) оформления завещания слабозащищенными гражданами (престарелые, инвалиды и др.).

Кроме того, проверка и подтверждение истинных намерений завещателя, а также его вменяемости и адекватности, сегодня производится с помощью института нотариата, что требует личного присутствия завещателя у удостоверяющего сделку нотариуса, либо лица, наделенного соответствующими полномочиями, в случае отсутствия нотариуса (главный врач лечебного учреждения, командир войсковой части, капитан судна и т.п.). Таким образом, удаленное оформление завещания в любом случае не имеет смысла.

ЕСТЬ ВОПРОС?
ЗАДАЙТЕ ЕГО НАШЕМУ ЭКСПЕРТУ!

Вы можете задать вопрос эксперту БФТ и получить грамотный ответ

Задать вопрос
ПОДПИШИТЕСЬ НА КАНАЛ ЭКСПЕРТ БФТ В TELEGRAM!

И узнавайте о события первым!

Подписаться
Заказать звонок
Заказать презентацию
Задать вопрос
Онлайн-чат
Поиск